Шахматы в Питере Шахматы в Питере

1. Вступительное слово гроссмейстера АРТУРА ЮСУПОВА

С Марком Израилевичем Дворецким меня связывает уже сорокалетнее сотрудничество и долгая дружба. Для меня он был не только тренер и секундант, но и самый важный в моей жизни шахматный Учитель. Именно ему я обязан всеми моими самыми крупными шахматными успехами, и до сегодняшнего дня мы поддерживаем тесный контакт. 

Подробнее...

2. От автора

Книга, которую вы открыли, не учебник. Но это и не автобиография в привычном значении этого слова, и не сборник статей, хотя учебные и биографические моменты в книге присутствуют.

Мои предыдущие работы вызывали доброжелательные отклики у большинства читателей, но эта книга наверняка понравится далеко не всем. Хочу заранее предупредить тех, кому не стоит ее покупать и читать.

Подробнее...

3. Школьные годы.

Начало

Уже не помню, на какой из дней рождения, но точно - еще до школы, кто-то из гостей подарил мне шахматы и объяснил правила. Я немножко играл, даже получил грамоту «Лучшему юному шахматисту пионерлагеря», когда учился в одном из младших классов. Но это было чистым любительством, я не занимался шахматами, не читал книжек.

Подробнее...

4. Годы студенчества

Выбор вуза

Куда поступать по окончании школы? Я любил математику, но понимал, что на «чистого» математика «не потяну» - не тот уровень. Меня привлекло относительно новое, перспективное направление: применение математических методов в экономике. Соответствующие факультеты и отделения имелись в нескольких вузах.

Подробнее...

5. ИНСТИТУТ ФИЗКУЛЬТУРЫ

Тренер - почасовик

В 1966 году, благодаря усилиям опытного мастера и шахматного организатора Григория Абрамовича Гольдберга, было создано шахматное отделение в ГЦОЛИФКе (Государственном центральном ордена Ленина институте физической культуры). Впервые в мире началась подготовка шахматных тренеров с высшим образованием.

Подробнее...

6. УЧАСТИЕ В СОРЕВНОВАНИЯХ

В институте физкультуры я проработал около трех лет. Преподавательскую деятельность совмещал с участием в соревнованиях - Гольдберг отпускал меня на турниры. Именно в этот период удалось показать свои лучшие спортивные результаты, стать сильным мастером с примерно 35-м рейтингом в мире, самым высоким среди мастеров.

Подробнее...

7. Встречи с Талем

Я с удовольствием прочитал книжку Салли Ландау «Элегия Михаила Таля». Воспоминания Салли, конечно, очень личные, они, может быть, даже не столько о Тале, сколько о ней самой. Но это естественно: ведь в памяти всегда всплывают истории, в которых мы сами принимали активное участие; рассказывая о других, мемуаристы возвращаются к своим давним ощущениям, переживаниям, мыслям.

Подробнее...

8. Соперничество в Вильянди

Следующая встреча с Талем произошла значительно позже, в 1972 году на турнире в Вильянди. В маленьком эстонском городке собрался очень странный, неровный состав участников: играли три гроссмейстера - Таль, Шамкович и Суэтин, восемь мастеров, в основном эстонских, и даже три местных кандидата в мастера. По молодости лет я плохо знал жизнь и не задумался, почему великий Таль выступает в столь заурядном соревновании. Много позже узнал, что Михаил Нехе- мьевич был тогда «невыездным», а шахматы он слишком любил, не мог долго не играть, из любви к игре и согласился приехать в Вильянди.

Подробнее...

9. Таль - психолог

В следующий раз мы встретились на чемпионате СССР 1974 года, в котором экс-чемпион мира праздновал победу вместе с Александром Белявским. Выиграв у меня, Таль получил приз за лучшую партию турнира (ее можно найти с примечаниями гроссмейстера в книге М.Таля и Я.Дамского «В огонь атаки!»). Он умело воспользовался допущенной мною сразу же по выходу из дебюта перестановкой ходов, действовал в строгом позиционном ключе и искусно использовал достигнутый перевес.

Подробнее...

10. Взаимопомощь в Голландии

В 1976 году мы с Талем играли в Вейк-ан-Зее. Победив за год до того в побочном турнире, я завоевал путевку в главный. И, как ни странно, спортивные начальники у меня ее не отобрали.

Подробнее...